Get Adobe Flash player

Алиса Аксенова в защиту общественного Музея имени Н.К. Рериха

Алиса Аксенова в защиту общественного Музея имени Н.К. Рериха Алиса Аксёнова – почетный президент государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника, почетный гражданин Владимирской области, дважды лауреат Государственной премии в области образования и культуры, Герой труда Российской Федерации.


Алиса Аксёнова: «Музей Рериха – незыблемый очаг культуры»

Буквально силовыми приемами было вывезено около 200 полотен из общественного музея, расположенного в имении Лопухиных, вывезено в неизвестном направлении. Притом это были действия явно с согласия, а может быть, и по указанию Министерства культуры, а может быть, и лично министра.

Этот факт меня потряс. Дело в том, что я знала лично Л.В. Шапошникову, и она мне много рассказывала о том, какими усилиями, в каких невероятно трудных условиях была вывезена эта коллекция из Индии. Там было хитросплетение и политики, личных интересов, и коммерции, и так далее, и так далее. И вот она на грузовом самолете вывозила эту коллекцию с тем, чтобы добиться ее экспонирования в этом замечательном особняке.

Конечно, огромная помощь ей была оказана бывшим послом в Индии господином Воронцовым. Об этом лично знал господин Примаков. За ее спиной стояла такая большая сила. И замечательный музей был создан.

Людмилы Васильевны не стало, не стало этой опоры. Но меня потряс сам факт случившегося... Вероятно, можно было подумать о том, что логический конец будет таким, но конечно не в такой форме – это был буквально рейдерский захват.

Почему я так переживаю не только о судьбе этого музея, этой коллекции? Потому что в наш широко известный Владимиро-Суздальский музей-заповедник, которому несколько лет тому назад исполнилось уже 50 лет, был прислан человек, который действует приблизительно такими же методами. Сейчас очень много в местной печати материала о том, что пришедший заявил, что весь музей никуда не годится, нужно ломать все, перестраивать, нужна «модернизация», «интерфейс» и прочее. Что за этим стоит? Неизвестно. Но самое главное, что под угрозой уничтожения оказался  Детский центр, однако общественность встала стеной. В заповеднике замечательная экспозиция дворянства, но новый пришелец заявил: а он не любит дворянство! И это причина, по которой замечательная экспозиция дворянской усадьбы может быть разрушена.

Сейчас море писем идет во все инстанции, обращения. Что меня поразило, и может быть, это перекликается с тем, о чем мы сейчас говорим: очень большая группа общественности и бывших, подчеркиваю, бывших музейных работников, потому что те, которые работают, не могли подписывать – их бы на следующий день уволили, – написали очень подробное, обстоятельное письмо В.В. Путину о том, что терпеть такую ситуацию нельзя, музей погибнет. И, естественно, из Администрации переслали письмо в Министерство культуры, а оттуда был получен ответ, который я называю образцом бюрократического, циничного, неуважительного отношения к тем, кто обращается за помощью, высоко обращается, но спускается-то на министерство. И министерство, не считаясь с тем, от имени кого они дают ответ – ну, не от имени, но по поручению кого, дают ответ. Вы знаете, просто приехала одна дама, один день походила, ни с одним сотрудником не поговорила, и написали ответ – полностью или лукавство, закрытое разными инструкциями, или откровенная ложь. Вот это меня потрясло, и я увязываю эти два события, почему они меня так взволновали. Такой рейдерский захват одного музея, и... Да, самое-то главное, вот с этим руководителем, Конышевым, который вообще-то не музейщик, он по профессии агроном, вы знаете, приехали еще 5 человек, которые заняли все руководящие посты. И ни один из них не работал никогда... то есть не музейщики! У них свой бизнес, занимаются чем-то совершенно далеким. Вы знаете, это становится уже опасным...

Мы переживаем, видя на месте наших замечательных заводов, цехов, где мы были, теперь торговые и развлекательные центры. Знаете, это какая-то перекличка с тем, что идет под нажимом, напором на музеи, которые необходимо сохранить как незыблемые очаги культуры, которые являются государственной ценностью, такой опорой культуры, которая не сказать, что она переживает какие-то кризисные явления, но которая должна быть незыблемой и сохраняемой даже в наше трудное время.

Ну, вот такой вопрос: могут ли быть общественные музеи? Вы знаете, я много раз была за границей и видела очень много частных и общественных музеев. Это нормальное явление, а особенно сейчас, когда, слава Богу, поднимается движение серьезных благотворителей, то почему нет? И зная сотрудников этого, так называемого общественного Музея Рериха, мы с ними общались, это самые настоящие члены музейного сообщества России, которые нуждаются сейчас в поддержке.

Вы знаете, в жизни нашего музея были отчаянные моменты: пытались и разделить, пытались и что-то отнимать, особенно когда дела церковные были и так далее, – но у меня какая-то такая вера, вы знаете, я искренне говорю: «Бог – есть», вкладывая мысли, что истина в конце концов побеждает. И я убеждена, что этот замечательный музей, в котором работают энтузиасты, который и создан силами энтузиастов, все-таки выживет, все вернется на свое место, и он будет жить в прекрасном особняке, который тоже никто не отнимет.

Видео версию выступления на Youtube.